Енергосвіт
Расширенный критерий поиска
Зробити домашньою
044 229-4465
095 641-9584

Instagram #_energyworld_ energomir energomir
Главная Монтаж Информация Форум Сервис Проект Прайс-лист Валюта:

Новости

Строк на стр. Страница:
  Каталог
Котельное оборудование[833]
Насосы[120]
Энергосберегающие технологии[1]
Бойлеры[12]
Аксессуары[34]
Газовые колонки[0]
Мембранные баки[63]
Кондиционеры[6]
Тепловые счетчики[6]
Аккумуляторы, батарейки[2]
Труба[8]
Тепловые насосы[3]
  Пакетные предложения
1Viessmann: Пакетна пропозиція №1
2Viessmann: Пакетна пропозиція №2
3Viessmann: Пакетна пропозиція №3
  Курсы валют
наличный
1 €=29.85 грн.
1 $=26.65 грн.
1 Wmu=1.03 грн.
безналичный
1 €=31 грн.
1 $=27.68 грн.
  Top 10
Труба AQUAPEX PE-Xa / EVOH (Испания) PN=10 бар, Tmax. раб.=95 C, Tавар.=110 C 32 x 4,4 мм в бухтах по 100 м
Stropuva S20U
Труба AQUAPEX PE-RT / EVOH Type II Трехслойная PN=6 бар, Tmax. раб.=70 C, Tавар.=95 C, 16 x 2,0 мм в бухте по 240

«Мировой тренд - повышение цен»

 
Один из ведущих экспертов Франции по вопросам энергетики Клод Мандиль имеет большой опыт и знания в этой области. Он возглавлял соответствующий отдел в министерстве экономики, был президентом Французского института нефти (центр по исследованиям углеводородов), председателем Международного энергетического агентства (МЭА). Соавтор доклада «Энергетика 2050» (2012 г.). Сейчас работает советником МИД Франции и ряда иностранных правительств, входит в правление французской нефтегазовой компании «Тоталь». В период с 1992 по 1996 годы был официальным представителем Франции в Великой семерке, входил в рабочую группу по вопросам ядерной безопасности и участвовал в переговорах о закрытии Чернобыльской АЭС, а также о достройке атомных блоков на Хмельницкой и Ровенской АЭС. Во время этих переговоров он встречался с президентом Украины Леонидом Кучмой и подписывал соответствующие соглашения. Будучи главой МЭА, господин Мандиль на просьбу правительства Украины и при финансовой поддержке ЕБРР разрабатывал предложения по энергетической политике нашей страны. Он уже имел опыт общения с украинскими журналистами, а потому был рад встрече с нами в Париже за завтраком в ресторане гостиницы «Кейре» и довольно откровенно отвечал на вопросы «Дня», «Бизнеса» и «Комментариев».

– Какие сейчас в Украине, по вашему мнению, перспективы укрепления энергетической независимости, и какую роль в этом может сыграть ядерная энергетика?

- К тому времени, когда я был в вашей стране, энергетическая политика в основном строилась на том, где и как найти как можно больше источников ядерной энергии, как увеличить и удешевить закупки газа, обеспечить население максимальным количеством энергии. Я не говорю, что это плохо. Но надо понимать, что в то время в энергетической политике Украины не было не то что политики, но даже и попыток повлиять на спрос. Иначе говоря, в правительстве еще не задумывались над тем, как снизить потребление энергии, достичь энергосбережения. Украина на то время считалась чемпионом мира по энергозатратам на единицу ВВП.

– К сожалению, мы и сегодня недалеко ушли от этого звания и не добились энергетической независимости.

- Я не люблю этот термин. Не считаю, что энергетическая независимость играет решающую роль и обеспечивает безопасность и стабильность энергетических поставок. Пример здесь – Япония. У нее нет ни газа, ни нефти, ни угля. Она зависит от иностранных поставок. Поэтому она бросила все свои силы на то, чтобы развить ядерный сектор. А сегодня у нее от этого все проблемы. Япония не может считаться энергетически независимой. Ведь она сконцентрировала все свои силы на одном направлении – на ядерной энергетике.

– И не проводила политики диверсификации источников энергии?

- Совершенно верно. Для обеспечения бесперебойных поставок и настоящей безопасности необходима максимальная диверсификация источников энергии. Насколько я знаю, Украина также не имеет диверсифицированных источников энергии, в частности, по газу. Она полностью зависит от российских поставок. По моему мнению, политика, которая способствует диверсификации, заключается, прежде всего, в развитии национальных, отечественных ресурсов – с одной стороны, и в импорте источников энергии из разных стран, а не только из России. Если речь идет о газе, это может быть и Грузия (газ из Азербайджана), и Европа, в виде реверсивных закупок и поставок, это может быть терминал LNG. Но хочу отметить и проблематичный момент. Если Украина намерена покупать газ для своих нужд в достаточном количестве, то она должна быть готова к тому, чтобы платить приемлемую цену.

– Приемлемую для кого?

- Конечно, эта цена должна удовлетворять поставщика. Я знаю, что это непросто. Народ у вас небогатый, у представителей некоторых слоев населения недостаточно средств, чтобы платить за газ по нынешним ценам. Поэтому надо решить проблему именно для этих людей, а еще найти других поставщиков, у которых цена была бы ниже, чем у сегодняшних. Если же вы говорите, что надо снизить цены и тарифы для обездоленных, то надо повысить цены для остальных, чтобы оплатить это снижение. Правительство не может и не должно субсидировать богатых, которые потребляют много энергии. Более того, если цены на энергоресурсы низкие, то это приводит к дополнительным и необоснованным растратам энергии, к отсутствию энергосбережения. И в Украине мы это сейчас и наблюдаем.

Я не хотел бы критиковать Украину. Более того, низкая энергоэффективность характерна и для ряда других стран. Во Франции эта проблема стоит не так остро – цены на энергоресурсы у нас выше. Но каждый раз, когда они должны подниматься, политики кричат: «Не можем, потому что от этого пострадают бедные». Лично я считаю, что проблему обездоленных слоев населения нужно решать отдельно, а цены на газ и электричество все-таки повышать. Только так и можно отбить повышение расходов на выработку энергии.

– Такую идеологию в сфере энергетики имело и предыдущее наше правительство, и нынешнее ее придерживается. И все же нам, видимо, следует очень внимательно прислушиваться к вашим словам. Согласны ли вы с тем, что сегодня в мире происходит энергетическая революция и каков ваш прогноз: дойдет она также и к Украине и в какой мере?

- Я считаю, что энергетическая революция ныне в США. Эта страна добывает очень много газа и нефти, надеясь тем самым снизить свою зависимость от импорта, в частности – с Ближнего Востока. Но это может разве что иначе расставить геополитические акценты для США. Что касается остального мира, то я не стал бы говорить об энергетической революции. Я бы назвал происходящее, энергетическим переходом. Ведь, скорее всего, речь идет о постепенных изменениях.

– Какой смысл вы вкладываете в понятие «энергетический переход»?

- Это потребность и необходимость для всех стран, с одной стороны – потреблять меньше энергии, а с другой – выбрасывать в окружающую среду меньше СО2. Это предполагает: меньше – угля, больше – ядерной энергетики, возобновляемых источников энергии, больше технологий захвата и удержания СО2 и больше энергоэффективности. Однако обращаю ваше внимание на то, что при выполнении этих задач не стоит ожидать снижения цен на энергию. Скорее, будет наоборот. Посмотрите, если использовать больше возобновляемых источников энергии, то расходы снова вырастут. Ведь понадобятся дорогостоящие разработки. Захват СО2 – тоже недешевая технология.

Расходы растут. Ядерный сектор: технологии совершенствуются, становятся все безопаснее, а для этого требуются большие затраты. Нефть и газ пока в мире есть. Но добывать их и перерабатывать становится все сложнее. Итак, тренд во всем мире идет в сторону повышения цен. Они могут, конечно, временно снижаться, но в перспективе – только рост. Поэтому всемирный приоритет – в энергосбережении и энергоэффективности, в экономии.

– А как вы относитесь к гипотезе о «пике нефти»? Какой на ближайшие пять лет можно сделать прогноз относительно движения цен?

- Если говорить о нефти вообще, включая и ту, которая находится глубоко в недрах, то можно говорить, что ее в мире достаточно. Я не разделяю гипотезу о «пике нефти», хотя и иду в этом против мнения других экспертов. Недостаточно иметь много нефти. Необходимо эффективно перерабатывать нефть для того, чтобы производить качественные нефтепродукты. А чтобы совершенствовать технологию нефтепереработки, необходимы колоссальные инвестиции, а также политическая стабильность. В этом плане у нас может быть две причины для беспокойства. Прежде всего, во время кризиса труднее привлекать инвестиции и делать масштабные капитальные вложения как в добычу, так и в переработку. Речь идет о миллиардах евро. Смотрите, что происходит в Казахстане. Но это, скорее, исключение. А в целом могу констатировать, что сейчас в газ и нефть в мире вкладывается недостаточно средств. Одна из причин этого в том, что нет уверенности в политической стабильности в странах, добывающих нефть и газ. Посмотрите хотя бы на Саудовскую Аравию. Все ее руководители – люди довольно преклонного возраста. И неизвестно, к кому перейдет власть, даже в том случае, если они не забывают думать о преемственности. Кто может исключить какие-то беспорядки? Нет уверенности и в отношении Ирана. Какая там будет ситуация? Куда повернут события? И все это очень сильно отражается как на добыче нефти, так и на инвестициях. Поэтому я не считаю, что в мире намечается дефицит нефти, но вижу определенные риски, опасность появления мирового нефтяного кризиса. Поэтому повторяю: необходимо экономить.

– Наши энергетические эксперты описывают ситуацию на мировом рынке газа так. В результате сланцевой революции в США в Европу направлен не американский газ, а американский уголь, вытесненный с американского рынка. В свою очередь он вытесняет в Европе российский газ. И именно в этом заключается энергетическая революция, которая может отразиться на снижении газовых цен в Европе, а также для Украины.

- Да, в США состоялась революция. Хотя я не уверен, что она будет продолжаться. Потому что цена на газ в США сейчас упала, стала низкой, что не очень-то способствует инвестициям. Имеет значение и то, что она определяется в особых единицах: доллар на миллион БТЮ (British thermal unit, британская термическая единица, используемая в основном для обозначения мощности тепловых установок и определяемая как количество тепла, необходимое для того, чтобы поднять температуру 1 фунта воды на 1 градус по Фаренгейту). Газ в США стоит 3 таких единицы, в Европе – 10, в Китае и Японии – 16-17. Поэтому сейчас никто не желает инвестировать в разведку и разработку месторождений. Исключение составляют месторождения газа с конденсатом, позволяющие добывать побочные продукты. Поэтому действительно, в Европу поступает все больше угля. Но как при этом соблюсти квоты на выбросы СО2? Потому что выработка электроэнергии из угля – не чистое производство. И вторая проблема (с ней сталкивается «Газпром») – снижение цен на российский газ. Итак, вы правы: из-за этого в Европе грядут перемены. И в этой тенденции можно увидеть хорошую новость для Украины. С учетом этого нынешнюю ситуацию действительно можно обозначить словосочетанием «энергетическая революция».

Виталий Княжанский

По материалам Day.kiev.ua

Корзина
 €   Очистить корзину
Оформить заказ

  Новости
08.09.2018. Facebook растет в Азии. Сингапурский центр обработки данных.  далее...
08.09.2018. Изменение типа кремниевого травления снижает затраты на солнечную энергию более чем на 10 процентов   далее...
03.03.2018. Магнитные жидкости улучшают энергоэффективность зданий  далее...
30.05.2017. Стоимость энергии солнца и ветра в Австралии стала дешевле газа и угля.  далее...
29.05.2017. Украинский стартап в сфере альтернативная энергетика SolarGaps - собрал на платформе kickstarter больше чем $50,000 дол.   далее...
26.05.2017. Альтернативная энергетика увеличивается беспрецедентными темпами.   далее...
17.07.2015. Уникальные дома в Японии : Живущие внутри скал в префектуре Kagawa ...  далее...
08.10.2013. «Мировой тренд - повышение цен»  далее...
  Регистрация на сайте
Логин
Пароль

[Регистрация на сайте]

  Опрос
Собераетесь ли Вы устанавлить в этом году тепловой счетчик ?
Да
Нет
    11